Алексей Рытов
En Ru
 
   
 

четверг, 26 апреля 2012 г.

понедельник, 16 апреля 2012 г.

Интервью об UX

В компании Digital Design выпускается ежемесячный электронный журнал для существующих и потенциальных клиентов. В каждом номере — специально подготовленное интервью с одним из экспертов компании. Один из выпусков был посвящен UX, и я дал интервью руководителю пресс-службы компании Ольге Кузнецовой. Это интервью я публикую здесь, в своем блоге.

— Что такое UX и зачем оно нужно?

UX или User Experience не имеет устоявшегося перевода на русский язык, самое близкое — это «проектирование опыта пользователя». Наверное, нет смысла углубляться в терминологические дебри, давайте будем упрощенно считать, что это модное название слова «юзабилити» (уже вижу, летящие в меня камни за такое упрощение).

Гораздо интереснее, зачем оно нам нужно. Поясню на примере авто рынка. На заре автомобилестроения было важно, чтобы автомобиль просто был, потом стало важно, чтобы он был надежным, потом — дешевым. И лишь когда рынок насытился, в добавок к наличию, надежности и дешевизне потребовалось, чтобы автомобиль нравился потребителям. А чтобы нравиться, мало сделать его сверкающе красивым, необходимо чтобы производитель думал об удобстве конечного потребителя с самого первого эскиза.

Тоже произошло и с индустрией программного обеспечения (включая веб). Наличие некого функционала за некую сумму денег уже не является единственным критерием выбора (ключевой момент тут, что этот выбор у потребителя есть). Бизнес все чаще требует, чтобы софт был удобным для конечного пользователя. Кажется, ну какое дело большому боссу до девушки рецепциониста, которая регистрирует посетителей в частной клинике — ну не удобно ей, ну и что с того? Действительно, часто «боссу» до девушки дела нет, а вот если эта девушка на регистрацию клиента потратит не 6 минут, а 4, а эти 2 сэкономленных минуты умножить на 500 филиалов по всей стране и несколько сот тысяч клиентов, то выйдет довольно крупная сумма экономии. Возвращаясь к авто индустрии, таксисты у нас в городи ездят на Фордах и Шевроле, а не на Ладах, не из-за комфорта клиентов, а из-за более выгодного соотношения цены к ресурсу автомобиля.

— Насколько оно развито в России?

В этой области, как и во многих других, наша страна в догоняющих. На западе (особенно в США) есть серьезное обучение в университетах, стабильный спрос, традиции. У нас в какой-то мере уже достаточно давно все это есть (об этом говорит хотя бы тот факт, что конференция UX-Russia проходит уже 10 лет), но при этом последние пару лет ситуация с UX похожа на лихие 90-е в бизнесе. Спрос явно превышает предложение, хорошие специалисты есть, но их недостаточно, а это хорошая почва для фирм-однодневок и чудо-целителей от юзабилити. Думаю в ближайшие два-три года UX-рынок в России устаканится.

— Как должно быть встроено UX-проектирование в производственный процесс?

Я вижу два основных пути внедрения данной компетенции в компанию. Первый путь — это выделенное подразделение, его относительно легко создать, достаточно нанять сильного ведущего специалиста и под него уже нанимать необходимых работников. Такое подразделение может выполнять внутренние заказы и давать достаточно быстрый эффект. Однако такое решение имеет и минусы — оно по определению немного чужеродно для производственных департаментов, кроме того, я видел, как с уходом лидера из компании уходили все юзабилии-специалисты в полном составе.

Мы в Digital Design выбрали второй путь — взращивание собственной UX компетенции в каждом департаменте. Это более сложный путь, но мы верим, для нас он более правильный. Сложный, потому что приходится менять производственный цикл в десятке подразделений, потому что в каждом этом подразделении нужно посадить росток UX, притом такой, чтобы через год он разросся, а не был задушен прочими нуждами. Почему мы считаем такой подход более правильным? Потому что, если руководитель бизнес-линии осознал, что UX ему нужен, полезен для бизнеса, и у него есть устоявшийся процесс и обученные специалисты — у такого подразделения уже нет пути назад, оно уже не сможет жить по-старому, и если вдруг уволится UX-дизайнер, ему быстро найдут замену.

— В каких продуктах и решениях UX необходим в наибольшей степени?

В тех, где есть пользователь. Ну, хорошо, пользователь есть во всех продуктах, скажу по-другому. UX важен в тех продуктах и проектах, где в зависимости от поведения пользователя бизнес может выиграть или проиграть. Иногда нужно, чтобы пользователю в первую очередь «нравилось», иногда, как в примере выше, бизнес выигрывает от скорости его работы в системе, также существует много систем (например, медицинских), где главным критерием является отсутствие ошибок при использовании интерфейса.

— Где взять хорошего специалиста по UX?

Как я уже говорил, спрос превышает предложение. При этом спрос будет расти в ближайшие годы, возможно даже скачкообразно. Кроме того, UX — это очень комплексная дисциплина, тут и аналитика, и психология, и дизайн. Готовых специалистов, покрывающих все эти дисциплины не так много. Поэтому мы предпочитаем их взращивать внутри компании. Для этого мы разработали методику комплексной оценки UX-специалистов, по результатам которой каждому присваевается определенный уровень. Также мы стараемся, чтобы каждый специалист знал ответы на два вопроса — «какая мне выгода от того, если я перейду на следующий профессиональный уровень» и «что мне для этого нужно сделать».

А еще в этом году в рамках нашей «Школы разработчика» мы открыли UX поток. В настоящее время у нас стажируется 12 студентов, с некоторыми из них руководители подразделений уже заключили договоренности о работе.

четверг, 12 апреля 2012 г.

Лекция в ИТМО

На днях я читал лекцию по проектированию пользовательского интерфейса (хотя строго говоря это был мастер-класс) в одном из ведущих университетов города — ИТМО. К сожалению, результат меня сильно разочаровал.

В нашей UX-школе занимаются студенты (половина из ИТМО) и они мне очень нравятся, потому что в свободное от учебы время, вместо того, чтобы пить интересную водку, учатся проектировать скучные интерфейсы. Видимо поэтому у меня сложилось чувство, что как-то незаметно от меня выросло новое поколение — прагматичное, трудолюбивое, без советских комплексов и попрошайничества.

Современные университеты представлялись мне сверкающими дворцами, давно пережившими безденежье девяностых, в которые довелось учиться мне.

Какого же было мое удивление, когда я увидел СОВОК. Совок был во всем — в здании, в охране, в аудитории, в столовой и, самое печальное, в студентах.

На мастер-класс люди пришли добровольно, никто их не заставлял. Но они были очень вялыми. Было видно, что они привыкли слушать лекции и тихо дремать. Я же задавал им вопросы, заставлял думать. И это удавалось с большим скрипом.

Возможно они просто устали под вечер и хотели есть. Но я думаю, что дело в том, что в стенах этого университета живет Совок. Живет советская система образования, чванливая своими ложными академическими достижениями и не имеющая никакого отношения к практической работе.

Конечно, я не прав, и многие меня справедливо обвинят в необъективном однобоком взгляде. Но я так увидел ИТМО в этот раз.

Через две недели у меня второй мастер-класс и, если здание вряд ли отремонтируют, то студенты просто обязаны покаяться и стать активными.

И знаете, я всерьез думаю купить им что-нибудь поесть.

четверг, 5 апреля 2012 г.

Откуда берутся UX-специалисты

Последние годы многие из IT-компаний в России столкнулись с острой нехваткой юзабилити-специалистов. За последние пять лет производители софта в основной своей массе дозрели до мысли, что для успеха на рынке им недостаточно выпустить продукт с некоторым функционалом, а нужно еще, чтобы он был удобным и красивым. Эта тенденция с одной стороны подогревается развитым рынком (нужный потребителю функционал есть у многих, поэтому выбирают уже «сердцем»), а с другой — китайские и индийские разработчики душат демпингом, лишая российских разработчиков софта такого важного преимущество как цена.

И вот, дозрев, многие компании стали искать не просто «дизайнера, который может нарисовать иконки», а серьезных и опытных юзабилити-специалистов. И тут оказывается, что их крайне мало.

Как ты, мил друг, зовешься?

Самое смешное, что толком не понятно, кого искать. Ну, как это человек называется? Юзабилист? UX Designer? А по-русски как, UX-проектировщик? Или, может быть, Interaction Designer — опять не по-нашему... Дизайнер интерфейсов? Хотя нет, это наверное больше по иконкам.

Но если без ясности в названии еще как-то можно обойтись, то без ясности в профессиональных навыках уже нельзя. И тут опять нет единого мнения среди работодателей. Вот некоторые навыки, которые ожидаются от подобных специалистов:

  • проектирование пользовательского интерфейса;
  • прототипирование;
  • юзабилити-исследования;
  • визуальный дизайн, веб-дизайн;
  • иконографика;
  • анализ пользовательских предпочтений, аналитика рынка;
  • бизнес-аналитика;
  • общение с заказчиком;
  • веб-верстка и js-кодинг;
  • и т.д.

Что из этих навыков важнее, а чем можно пренебречь? Каждый работодатель решает этот вопрос исходя из сложившейся ситуации. Но все равно встает перед мучительным вопросом: нужен скорее «рисовальщик» или «аналитик от UX»?

Так что я получу в итоге?

Дальновидный работодатель/заказчик сразу задается этим вопросом. А недальновидный бывает сильно удивлен, когда вместо ожидаемых им набора нарисованных экранов, получает аналитические отчеты.

— Где нарисованный интерфейс? — спрашивает руководитель проекта.
— Вы понимаете, я UX-специалист, я проектирую пользовательское взаимодействие, анализирую поведенческие реакции, я еще в самом начале процесса, — пытается оправдаться новый сотрудник нанятый два месяца назад на должность «дизайнер».
— Это все прекрасно, но ты работаешь уже два месяца, а я не могу дать разработчикам экраны в разработку.
— Ну вот же, я нарисовал, это называется Wireframes.
— Это не экраны, это черные квадратики и полосочки, я не могу отдать это верстальщику и программисту, — вскипает начальник.
— Детальный дизайн должен прорабатывать другой специалист, а не UX Designer.
— Но ты же дизайнер?
— Да, но понимаете, я занимаюсь несколько другим...

В результате оказывается, что нужно нанимать еще дизайнера, а на него денег уже нет. Вся аналитика и расписные персонажи выкинуты в мусор, потому что дедлайн и кодить нужно.

Так кто же нужен и где его найти?

Я ищу и нанимаю на работу дизайнеров интерфейсов более пяти лет, а последние два года занимаюсь внедрением UX практик в большие IT¬-компании. В результате у меня сформировалось определенное мнение и определенный подход, который состоит из двух принципов:

1) UX-специалист должен быть универсалом. Он должен и проектировать пользовательское взаимодействие, и заниматься аналитикой, и создавать Wireframes, и рисовать чистовой дизайн. Юзабелисты, которые не могут сделать «красиво» не нужны. Тонны аналитики и подробно расписанные пользовательские персонажи мало полезны, если нет итоговых экранов от этого же человека. В идею «один делает логику и wireframes , а другой рисует дизайн» я не верю, обычно выходит полная лажа. UX-специалист, проектирующий интерфейс, не обязан быть супер графиком (проработку графических тем, текстур и модных иконок можно отдать профильным дизайнерам), но он должен уметь делать аккуратно, красиво, чтобы это, при желании, можно было отдать в разработку без привлечения дизайнера.

2) Бери дизайнера и учи. Найти хорошего юзабелиста, да еще и с навыками дизайнера очень сложно. Поэтому мы практикуем найм дизайнеров у которых есть некоторый опыт работы с интерфейсами и большое желание двигаться в этом направлении. Мы учим их, как проектировать интерфейсы, как проводить юзабилити-тестирование. Наш опыт говорит, что научить дизайнера заниматься аналитикой, думать о пользователях, проводить юзабилити-исследования — легко. А вот научить аналитика «рисовать дизайн» — практически невозможно. Бывают исключения, но в основном это правило подтверждается.

Почем универсалы и почему дизайнеры?

Я уверен, что многие коллеги по цеху забросают меня камнями. Уверен, что есть миллион доводов о разделении труда, о том, что нельзя путать UX и графический дизайн, что хорошая аналитика важнее рисования экранов. Доводы это хорошо, но лично я не теоретик, мне нужно в этом году подготовить около 20 UX-специалистов для работы над реальными проектами.

Я хочу привести лишь один довод в защиту моей практики универсальных UX-дизайнеров. Этот довод — незрелый рынок.

У 90% производителей софта (в том числе и веб) пользовательский интерфейс (UI) и пользовательское взаимодействие (UX) настолько плохие, что им не до жиру. Интерфейсный дизайнер средней руки может колоссально улучшить большинство производимых в России интерфейсов. Мы пока не доросли до Америки, где в университетском курсе для юзабелистов половина предметов начинаются со слова «психология». Нам пока рано взращивать узкоспециализированных специалистов.

Нам нужны UX универсалы. Много. Поэтому мы в Digital Design обучаем дизайнеров и поэтому с этого года мы открыли поток по проектированию интерфейсов в нашей Школе разработчика. Сейчас у нас стажируются 13 студентов, но это уже тема отдельной статьи.

Статья написана специально для корпоративного блога DigDes-а на Хабре. Оригинал статьи: habrahabr.ru/company/digdes/blog/141486/

Ах, эти интерфейсы

Этот блог — рассуждения о пользовательских интерфейсах в различных их проявлениях и веб-проектах.

Блог построен на движке Google

 
  
Алексей Рытов © 1977 :-)  
Домой
  Для писем и газет: aleksritovgmailcom